Последние комментарии

  • Дмитрий ---20 августа, 3:47
    И вот к этому пожалуй стоит отнестись уже серьёзно. Из паблика VK.
  • Воробей20 августа, 3:25
    - "И не пытайся - все бабы дуры"  Не согласен. Это - необоснованно упрощенческое понимание. Случай тут принципиально ...Нужна ли нам традиционная семья. Или пора подумать о других формах бытовых сообществ.
  • Сергей Бикеев20 августа, 3:20
    донести идею правды об их состоянии это невозможно" И не пытайся - все бабы дуры...)))Нужна ли нам традиционная семья. Или пора подумать о других формах бытовых сообществ.

Матриархат или феминизм?

ФЕМИНИЗМ ИЛИ МАТРИАРХАТ

Дмитрий Ольшанский



Проблема с современным феминизмом одна - и она ровно та же, что и со всеми нынешними левачками.
Она состоит в том, что им нужны не равенство и свобода, как "дедам", бравшим Бастилию и Зимний, - а только превосходство и ограничения.
Казалось бы, цель феминисток должна быть в том, чтобы сблизить и уравнять мужчин и женщин, чтобы тебе - во многих случаях - было все равно, какого пола другой человек.


Чтобы женщинам было можно все то же самое, что и мужчинам, - и точка на этом, забудем о гендере и перейдем к другим темам.
Мы биологически разные, но мы социально равны - что еще надо?
Э, нет.
Это не женщине должно быть можно.
Это мужчине должно быть нельзя.
Казалось бы, как мог отреагировать женсовет идеального мира на выступления Трампа в стиле поручика Ржевского?
Ну, как-то так:
"Я бы сама тебя схватила за известное место, но ты старый козел, и мне это неинтересно. Я лучше схвачу кого помоложе".
Ха-ха, конец пьесы.
Мир патриархальности - это где мужчина имеет право быть поручиком Ржевским, а женщина должна скромно смотреть в пол.
А мир равенства - это где каждый имеет право быть поручиком или поручицей Ржевской в меру своей испорченности.
Но интересно не равенство.
Равенство - скука, отстой, на нем много не заработаешь.
К тому же - секрет Полишинеля - равенство уже наступило в двадцатом веке везде, кроме Африки с Азией.
А на самом деле - интересен матриархат.
То есть цель вовсе не в том, чтобы себе разрешить, нет.
Только в том, чтобы запретить Трампу.
И так во всем.
Вместо равенства и свободы, вместо всеобщей солидарности и неразличения друг друга по всяким второстепенным признакам гендера, расы, нации, etc., - левачки создают движения-секты, смысл которых, напротив, в обособлении и вражде, в создании культа себя-жертвы и вечной вины кого-то другого, кто им поверит и повинится (немцев, русских, мужчин, христиан, белых).
Практика же этих сект сводится к ужесточению цензуры и выбиванию преференций.
Скандалы. Увольнения. Квоты. Компенсации. Постоянно расширяемый список того, что нельзя делать, нельзя говорить, на что нельзя смотреть и о чем нельзя шутить.
Это, товарищи, ужасная тошниловка, - скажу я вам даже не как консерватор, а как потомок коммунистических революционеров, да и сам коммунист в позднем детстве.
Бабушка Коллонтай воевала за то, что если ей нравится матрос Дыбенко - так она имеет право хватать этого матроса за что угодно, и никто ей не указ.
Идея же, что она должна, наоборот, читать матросу Дыбенко лекцию о том, что он патриархальная шовинистическая свинья из мужского репрессивного сообщества, виноватого перед дорогими сестрами, - бабушке, к счастью, в голову не приходила.
И если мы левые, то не надо бороться за то, чтобы в мире для всех было больше разнообразных "нельзя". Фу такими быть.

А бороться надо за то, чтобы всем было можно

Leftquotes.png Теперь я равноправия не хочу. Этого с меня мало! Нет! Вот пусть они посидят в нашей шкуре, а мы, женщины, повертим ими, как они нами вертят. Rightquotes.png
Слова персонажа пьесы Тэффи «Женский вопрос» (1907 г.)

Основные идеи

  • Институт семьи по принципу «домостроя» критикуется как патриархальный.
  • Пропагандируется политическое «лесбийство» с целью максимально снизить зависимость от мужчин во всех сферах жизни.
  • Любое государство, которое недостаточно борется с проституцией, называют «проститутором».
  • Активно прививаются слова-феминитивы.
  • Лоббируется «феминорхатное мировоззрение» в противовес патриархальному
  • Утверждается необходимость «позитивной дискриминации» женщин якобы в качестве компенсации за дискриминацию со стороны мужчин (введение квот для женщин при приёме на работу, в вузы). При этом игнорируется тот факт, что такая «позитивная дискриминация» женщин фактически означает «отрицательную дискриминацию» мужчин, которым неизбежно будут отказывать в приёме на работу, учёбу по половому признаку, только эта дискриминация будет проходить открыто и официально, а мужчины будут лишены возможности с ней бороться под угрозой быть обвинёнными в «сексизме».
  • Понятие «сексизма» распространяется только на притеснение женщин; утверждается, что сексизма, направленного против мужчин, не существует (таким образом, мужчины лишаются возможности бороться за свои права, все такие попытки объявляются «сексизмом» и «мизогинией»).
  • Под предлогом борьбы с изнасилованиями наблюдается тенденция к отказу от презумпции невиновности: для обвинения мужчины в совершении изнасилования достаточно заявления со стороны женщины при отсутствии каких-либо объективных доказательств, при этом мужчина может быть осуждён даже в том случае, если секс проходил по обоюдному согласию, но женщина находилась в состоянии лёгкого опьянения (по мнению феминизма, этот факт делает согласие женщины на секс недействительным). Ещё до завершения судебного разбирательства мужчина подвергается травле и рискует быть уволенным с работы, отчисленным из учебного заведения и т. п. Случаи оправдания мужчин по делам об изнасиловании нередко приводят к гневным протестам феминисток, зачастую даже не пытающихся вникнуть в суть дела; для них достаточно самого факта оправдания мужчины. Проблема ложных обвинений в изнасиловании феминистками отрицается, по их мнению, это явление крайне редкое и не заслуживающее большого внимания.
  • Разумеется, радикальный феминизм не предполагает никакого учёта мнений мужчин при продвижении своих взглядов; критике подвергаются даже мужчины, разделяющие те или иные феминистские взлгяды; по мнению радикальных феминисток, каждый мужчина по определению обладает привилегиями, а поэтому не имеет права высказываться даже в поддержку феминизма.
  • Критике подвергаются даже женщины, несогласные с идеями феминизма вообще или радикального феминизма в частности. Их мнение объявляется «внутренней мизогинией», возникающей в следствие Стокгольмского синдрома (он же — синдром заложницы) и потому игнорируется, а сами они нередко получают от феминисток оскорбительные наименования (вроде «коллаборационисток»).

Матриархат или феминизм?

Словарь Уэбстера назвал словом 2017 года «феминизм». Редакция журнала Time решила в этот раз не присуждать звание «человека года» одному человеку, а посвятила свой декабрьский номер людям, рассказавшим о сексуальном насилии и харассменте (среди них были не только женщины, но и мужчины). Почему женская тема вышла в этом году на первый план? Как меняются представления о сексуальных отношениях и о насилии? Почему декларируемый патриархат в России не имеет отношения к реальному постсоветскому матриархату? В чем ключ к женской независимости и почему нужен отдельный закон о домашнем насилии? Все эти вопросы, которые поднимались в этом году, мы обсудили с политологом Екатериной Шульман.

А меня больше всего зацепил пассаж про советский матриархат ровно по картинке:



Шульман говорит о том, что у нас в стране причудливым образом сплетался феминизм и матриархат ровно с 1917, когда женщин принудительно отправили работать. И вообще какой такой патриархат и традиционализм, если в наших семьях работают давным-давно оба партнера, а финансы, как правило, в руках жены)
В общем-то и у нас в стране все сводится к тому, что финансовая независимость женщины реально делает ее равной мужчине даже при том, что она, как правило, не занимает высоких постов (в массовом масштабе) И , кстати, Шульман не считает, что надо отдать власть женщинам, и тогда все решится и будет нам счастье.

"Сказать «давайте посадим (в органы власти) много-много женщин, и у нас сразу волшебным образом все продвинется по дороге прогресса» я не могу как политолог. Не вижу я этой связи. В гораздо большей степени социальное, а не половое определяет личность человека, в том числе его политическое поведение."



Еще там много говорится о домашнем насилии и новом законе. Мне было интересно почитать. То есть если без эмоций, то новый закон - это первый шаг, и положительный в целом.

Ну и про отношение к сексу в самом начале. Оно и правда трансформировалось. Но для меня странно было услышать (и понять, и согласиться), что нынешнее время может быть названо "новой викторианской эпохой"



""Такого рода выводы кажутся несколько контринтуитивными, потому что кажется, что — наоборот — у нас эпоха выдающейся вседозволенности, однополые браки разрешили, традици порушили, стыда ни у кого нет. Но если мы приглядимся, то увидим, что пространство свободы публичного высказывания (не буду говорить свободы слова, это немножко другое) сжимается с разных сторон. С одной стороны — оскорбленные группы и многочисленные триггеры, которые нельзя задевать. С другой стороны — группы традиционные культуры, которые требуют извинений или приходят со своими представлениями о справедливой мести к тем, кто их обидел какой-то неправильной шуткой или неправильным высказыванием. Мы сейчас не будем говорить кто тут вестник прогресса и толерантности, а кто мракобес и террорист, и почему, например, против эротизированной рекламы или открытой одежды выступают одновременно феминисты и фундаменталисты. Просто обратим внимание на то, что действуют эти люди, в общем, в одном направлении."

В общем, много важного и интересного.

Популярное

))}
Loading...
наверх