Свежие комментарии

  • Элина Морозова19 января, 9:03
    А понятно. Чтобы бестолковый мужчина не болтался под ногами)))) если ему еще рот скотчем заклеить, тогд...Как бесправным му...
  • Наум Наумов19 января, 8:24
    """"""""Это утверждение не имеет никакого основания. В частности именно потому, что Учение Иисуса сокрыто завесой при...Три вопроса к жел...
  • Вера Федорова19 января, 7:48
    Это большая редкость, конечно. Знаю только одну подобную семью, где реально была похожая ситуация. Семья жила в кварт...Муж хочет забрать...

Моя «война» с «бывшей»… или, почему я больше не верю никому из представительниц противоположного пола.

Эта история началась в далеком 2006 году. Я познакомился с тогда еще будущей своей женой. Сейчас я могу сказать, что моей главной ошибкой было связывать свою судьбу с женщиной, у которой уже был ребенок. Но мне на тот момент было уже 33 года, а семьи все нет, детей нет… я уже думал, что всё… и не будет, так холостяком и проживу оставшуюся жизнь… и лучше бы так и было… чем то, что произошло далее. Но, обо всём по порядку.

В 2006 году, после нескольких свиданий, нами (я и БЖ) было принято решение о том, что они с сыном переезжают со своей комнаты в коммунальной квартире ко мне в 3-комнатную квартиру. И поначалу всё было вроде бы хорошо, я устроил ее сына в детский садик (ему тогда было 4 года), покупал игрушки, играл с ним, когда он подрос, купил ему велосипед, научил кататься, не падая, покупал ему конструкторы, собирал вместе с ним.

Но что-то пошло не так, когда родился наш общий сын. Он совсем кроха, к тому же мой родной сын, конечно же мое внимание переключилось на него, я и пеленки стирал, и по ночам вставал, укачивал его. Но старший это воспринял ревностью, как же так, теперь не он главный в доме? В общем, затаил злобу и стал исподтишка делать мелкие пакости. На мои попытки его начать воспитывать (вот я наивный человек, думал что раз живем вместе, я его принял почти как родного, то и имею право на его воспитание, а не только обязанность по его обеспечению), я получаю следующую реакцию БЖ.

Приведу небольшой эпизод… Был я в отпуске, занимался по дому ремонтом, приходит это «чудо» со школы (да, время летит, и он уже стал школьником), с порога бросает ранец со всем школьным, и сразу, не переодеваясь, нырь за дверь. Я его вернул, говорю, надо переодеться, покушать, сделать уроки, потом гулять. Он мне заявляет, что есть не хочет, а уроки вечером с мамой сделает. Я говорю, ну хоть переодеться то надо, а то форму школьную уделаешь. Короче, я его запер, говорю, пока не сделаешь уроки, гулять не пойдешь. Он надулся, сидит в комнате и принципиально ничего не делает. А теперь посмотрите на реакцию БЖ, приходит она вечером с работы, и заявляет мне, в его присутствии, что мол, ты его не трожь, уроки он будет делать со мной… и вообще, если ты его хоть пальцем тронешь, я напишу на тебя жалобу в прокуратуру. Это нормально вообще???... они приехали в мой дом, я их должен всем обеспечить, а в вопросе воспитания – ни-ни… Я ведь не требовал от него ничего сверхъестественного, мои требования были вполне понятны и разумны, а в итоге получаю вот это… Причем это она высказала в его присутствии, надо ли говорить, что после этого он совсем распоясался, стал мне откровенно хамить, прямо говорить что я ему не отец, и т.д…. Причем работала она психологом в Центре социального обслуживания населения с «трудными» подростками из неполных и неблагополучных семей. Честно говоря, я сомневаюсь в ее профессионализме, или материнский инстинкт сильнее всего?...

Надо ли говорить, что с этого началась трещина в отношениях, которая с течением времени только расширялась… меня уже домой не тянуло, я на работу ходил как на праздник, отдыхать от всего этого, меня от развода удерживали только собственные дети (представьте себе, за это время родился еще один сын, которого мы уже не ждали как первого, т.к семья уже начала рушиться, просто порвался презик, короче проморгали, но принципиально оба были против абортов). Ради них я все это терпел, приходил домой как на каторгу, в которой единственный светлый лучик был, это мои собственные дети.

Похоже она уже поняла, что семья развалилась, и ждала, что я сам подам на развод, а не дождавшись, сама решилась на этот шаг, причем втайне. Шёл уже 2012 год… В конце апреля 2012 года я получаю почти одновременно повестку в судебный участок на развод и письмо от приставов, что с меня с 1 марта 2012 года будут удерживать алименты, а поскольку уже далеко не март, а почти май, у меня образовалась задолженность по алиментам, и с меня, до погашения задолженности будут удерживать не треть зарплаты, а половину. Нормально так?... до мая живем вместе, бюджет общий, а с марта алименты… Ну ладно, Бог ей судья, я не стал опротестовывать это решение, тем более, с нашей почтой, я не уложился в 10-дневный срок… но дальше началась вообще дикость.

Что бы было понятно, о чем пойдет речь, отмотаем время немного назад. 90-е годы прошлого столетия, да-да, те самые «лихие 90-е», когда по полгода не платили зарплату, разгул всяких МММ, Хопёр-инвест, Русской недвижимости и прочее и прочее…, когда Сбербанк всех «обул», обесценив сбережения родителей. Мои родители, не доверяя уже никому, поступили мудро, став сбережения хранить в золотых слитках. Когда родителей не стало, мы с сестрой разделили это золото поровну. Я свою долю хранил дома, и когда я с БЖ только сошелся, у меня к ней было полное доверие, она знала где лежат слитки. А теперь вернемся в 2012 год…

2 мая 2012 года, я пришел с работы, на душе, как обычно, муторно, к тому же повестка с письмом от приставов… в общем, я вспомнил о золоте и решил проверить тайник. Надо ли говорить, что я обнаружил его пустым. Попробуйте теперь себя поставить на мое место в этой ситуации и почувствовать те эмоции, что испытал я… Это очень трудно описать словами, благо я пришел домой, когда там никого не было (она на работе, дети в саду, старший в школе или после школы где-то бродит, я про него ничего не хочу знать вообще) и не наделал глупостей. Немного остыв и поразмыслив, я рванул в ближайший магазин, где продают замки, купил подходящий, взяв с него только личинку, отдельно личинки замков с ключами не продавались, короче, успел до прихода остальных домочадцев сменить замок, впопыхах выскочив за дверь со старыми ключами в кармане. Иду гуляю, обмозговывая ситуацию, и думая, как мне теперь самому то попасть домой. Тут звонит БЖ, и между нами состоялся примерно следующий диалог:

- Почему ты нас с детьми домой не пускаешь?

- Объясни мне, пожалуйста, сначала, где родительское золото, мое наследство, которое тебе не принадлежит?

- А это, дорогой мой, моя страховка, чтобы ты не разделил нечестно имущество…

- Я тебе разве давал повод думать, что я могу как-то тебя обделить, все, что при разводе присудит суд по разделу, так и будет… да даже забирай барахло, я еще наживу, но квартиру я делить не собираюсь, она осталась мне от родителей,и ты к ней не имеешь никакого отношения, мы ее с тобой совместно не приобретали…

Далее минутная тишина в трубке…

- Короче, я еду в полицию, и пишу на тебя заявление, что ты нас с детьми домой не пускаешь.

- Тогда я тоже еду в полицию и пишу заявление о краже.

В этот момент она бросила трубку.

После этого, надеясь на благоразумие, я поехал к тёще, думал с ней поговорить, может хоть она вразумит свою дочь, да где там… теща прёт буром, обвиняя меня во всех смертных грехах, в общем, разговора не получилось, они не оставили мне другого выхода, кроме как обратиться за помощью в полицию. Перед поездкой в полицию произошел еще один эпизод. А надо сказать, что квартира тещи на одной площадке с коммунальной квартирой, в которой комната принадлежит БЖ, за одним «тамбуром». Я спускаюсь на лифте, выхожу из подъезда, и вижу, идёт БЖ с детьми. Дети меня как увидели (мои родные дети), кинулись со всех ног ко мне. Я присел на корточки, обнял их, на глазах слезы, чувствую, что я их теперь еще не скоро увижу… Выходит из подъезда тёща, и они вдвоем с БЖ силой отрывают от меня детей и тащат в подъезд. Дети вопят, мы хотим к папе, но силы неравны… Не знаю, как я в таком состоянии не попал в аварию, это просто чудо… собрав всю волю в кулак, я поехал в отдел полиции своего района. Объяснив ситуацию, и начав писать заявление, выяснил, что она уже успела накатать на меня заявление в отделе полиции своего района. А далее, вызовы БЖ к дознавателю, видимо она не рассчитывала, что я решусь на этот шаг, да к тому же работа у неё социальная и на носу развод, борьба за детей… короче, пошла она на хитрость. Через несколько дней звонит мне, просит о том, чтобы приехать, забрать свои и детские вещи. А сама, как только я открыл дверь, кидается на шею, говорит, прости, я понимаю, что причинила тебе боль, я всё верну, ты только забери заявление из полиции. В общем, золото она вернула, избежав дальнейшего разбирательства в полиции. Кстати, как только узнала, что судимость ей не грозит, сразу переменилась в лице, из провинившегося нашкодившего ребенка опять превратилась в хищницу, стала требовать от меня, чтобы я отдал ей ноутбук. Я ей говорю: «вот ты сейчас свой ноутбук заберешь, а потом при разделе будешь еще мой ноутбук делить?... дождись решения суда, и потом забирай…». Она мне: «Он мне нужен для работы, я не могу ждать». Я говорю: «хорошо, пиши расписку, что ты забрала ноутбук и забирай».

Придя в судебный участок на развод, мировая судья, узнав, что у нас есть претензии друг другу в части раздела имущества и порядке определения проживания детей, переназначила дело о разводе в районный суд. А до первого судебного заседания районного суда пришлось ждать 1,5-2 месяца. За это время БЖ не давала мне никакой возможности увидеться с детьми. Я прихожу с работы, иду в сад, а воспитатели мне говорят, что детей забрала или мама, или бабушка, в разные дни по разному. Т.е. намеренно препятствовала мне видеться с детьми. На мои звонки отвечала всегда одной фразой «ничем помочь не могу» и бросала трубку. Тут подходит день рождения младшего сына, я ей звоню, говорю, у Вани день рождения, я хочу его увидеть, подарить подарок. Она мне: «привози подарок, я спущусь, заберу, передам Ване». Я говорю: «так не пойдет, я хочу увидеть сына, сам вручить ему подарок. Она нехотя согласилась. Я приезжаю, поднимаюсь на этаж, слышу как за дверью тамбура она дает наставления детям (старший сын как услышал, что я приеду, тоже стал требовать от нее увидеться со мной), что типа, если, после встречи со мной они не будут ее слушаться, больше с отцом они не увидятся.

Вот, наконец, и первое судебное заседание в районном суде. Надо сказать, что еще у мирового судьи, я подал встречный иск, в котором указал, что истец препятствует моему общению с детьми и просил суд определить порядок общения с детьми. Приведу диалог между судьей, БЖ и мною. Поскольку истцом была БЖ, основная масса вопросов была адресована ей.

- (Судья БЖ) Почему Вы препятствуете общению детей с отцом?

- (БЖ судье) Он неадекватный, может со психу хлопнуть дверью, один раз чуть ребенка не зашиб.

- (Я судье) Я прекрасно помню тот единственный случай, я же не робот, у меня есть эмоции, но я никогда ни на кого руку не подниму. Я просто не ожидал, что за дверью окажется сын. Он конечно заплакал, я тут же подхватил его на руки и успокоил.

- (Судья, ухмыльнувшись, БЖ) Что, дверь упала… или зашибла насмерть ребенка?

- (БЖ судье) Нет, отделался шишкой на лбу…

- (Судья БЖ) Какие еще аргументы в пользу того, чтобы препятствовать общению детей с отцом? Он алкоголик? Своих детей бьет?

- (БЖ судье) Нет, не алкоголик, детей не бьет, только морально на старшего давит…

- (Судья БЖ) Я так понимаю, что старший ребенок, это только Ваш сын, и ответчик ему не отец?

- (БЖ судье) Да.

- (Судья БЖ) Тогда это не имеет отношение к делу. Он своих детей обижает?

- (БЖ судье) Нет.

- (Судья БЖ) Тогда я не понимаю, почему Вы препятствуете общению детей с отцом. Вы понимаете, что Ваш развод, уже психологическая травма для детей, и что суд все равно определит порядок общения и дети будут видеться с отцом. Вы хотите, чтобы приходил судебный пристав и отводил детей к отцу?

- (Судья мне) Когда Вы в последний раз виделись с детьми?

- (Я судье) Это было 14 июня, в день рождения Вани, младшего сына. Я купил подарок, звоню ей, она мне заявляет, что типа, привози подарок, я спущусь, заберу подарок, передам сыну. Я настоял на своем, и все-таки увиделся с детьми. А до этого 2 месяца она мне никак не давала увидеть детей, забирала раньше их из сада, на мои звонки отвечала всегда одной фразой «ничем помочь не могу» и бросала трубку.

Далее судья назначила следующее заседание еще через 1,5 месяца, за это время мы (я и БЖ) должны взять характеристики с места работы и проживания, вызвать органы опёки на осмотр жилищных условий, и прийти на следующее заседание с данными документами.

После того как мы вышли из здания суда, не успел я еще дойти до работы, звонит БЖ, говорит: «хочешь увидеть детей?» Я говорю: «конечно, только мне вот интересно, почему ты мне звонишь с таким предложением именно сейчас, после суда, а не неделей скажем, или месяцем ранее?... Что, твои ответы судье были честными, но явно не в твою пользу? Иначе не было бы этого звонка…». Она мне: «ну, с тобой невозможно договориться…». Я ей: «со мной то можно договориться, я всегда рад увидеть детей, ты мне всегда что отвечала по телефону, как робот, одной фразой?... Это с тобой невозможно договориться». Это была пятница, мы с ней договорились, что я детей заберу из садика, и выходные они будут со мной, я их отведу в сад в понедельник, а она их вечером заберет из сада. Надо ли говорить, что детскому счастью не было предела, когда в сад за ними пришел я. Мы замечательно провели выходные. А надо сказать, что несколько позже, не в тот злополучный день 2 мая, когда я поменял замки в квартире, она все-таки приехала с тещей и они все из детской всё вынесли, мебель, вещи, вплоть до последней поломанной игрушки, оставив голые стены. Мне пришлось купить кровати, игрушки. В воскресенье вечером смотрю, дети чуть ли не плачут, говорят, мы не хотим туда возвращаться, мы хотим жить с тобой. Я им отвечаю, что я бы с радостью забрал вас к себе, да только многое не от меня зависит. В общем, не помню точно как, но мы с ней договорились, что неделю дети живут со мной, я их забираю из садика в понедельник вечером, и вожу в сад всю неделю, а в понедельник следующей недели отвожу в сад, а забирает вечером она. Так было до следующего судебного заседания, т.е. примерно 1,5 месяца. За это время я заметил, что мои запасы стремительно начали иссякать, мне пришлось купить в детскую мебель, игрушки, детскую одежду, тратить деньги на еду на троих, и это притом, что с меня, как вы помните, удерживают пол зарплаты на алименты. Т.е. она не хило устроилась, дети находятся с ней и со мной равные промежутки времени, а она получает алименты 10 – 11 тысяч, и тратит их не на моих детей, а на всех, включая себя любимую, и своего старшего сына. Кстати, насчет старшего её сына, на него она алименты с его папаши не получает, поскольку в графе отец в его свидетельстве о рождении стоит прочерк. Это она мотивировала тем, что не хочет, чтобы в будущем его биологический папаша предъявлял какие-либо права на ребенка.

На следующем судебном заседании БЖ сказала судье, что мы пришли к соглашению, что дети понедельно живут с ней и со мной. Судья спросила и меня и ее, устраивает ли нас такая ситуация, и, получив от обоих утвердительный ответ, выдала следующее: «Ваша устная договоренность не имеет никакой юридической силы, если вас устраивает то, к чему вы договорились устно, напишите письменно мировое соглашение». Тут я у судьи спросил про алименты, почему дети находятся равные промежутки времени со мной и с ней, а с меня удерживают алименты в полном объеме. На что судья говорит, это суд, здесь вопросы задаю я, с вопросами обращайтесь к юристу. После суда звонит БЖ и заявляет, что у меня меркантильный интерес, что я не с детьми хочу общаться, а пытаюсь избавиться от алиментов. Что она разрывает нашу договоренность и больше я детей опять не буду видеть. Что называется, «приплыли»…

Я Вас наверно уже утомил своим рассказом, Дорогой Читатель. Пропущу-ка я некоторые подробности. В общем, разводили нас больше года. В итоге, на последнем судебном заседании я слушаю решение суда, и земля уплывает из под ног. Суд определил проживание детей с матерью (притом, что они будут ютиться в одной комнате вчетвером в коммунальной квартире, а у меня трехкомнатная квартира, к тому же характеристики с работы и от участкового с моей и с ее стороны положительные, и дети сами хотят жить со мной, а не с ней, и садик во дворе моего дома, а ей приходиться поднимать их раньше, везти в другой район на автобусе в садик, а затем ехать в третий район на работу), а мне назначил общаться с детьми 2 дня!?! в месяц, первую и третью субботу месяца. Я слушаю решение суда и не верю своим ушам, это был не то шок, не то что-то еще… как обухом по голове. Конечно позже, придя немного в себя, я подал апелляцию в вышестоящий областной суд. Привел там все аргументы, которые я описал выше в скобках. В итоге, областной суд оставил решение районного суда в силе, и я понял, что бороться с системой бесполезно, все равно, насколько бы не были у отца лучшие условия, наплевав на желание детей, суд всегда встанет на сторону матери… у меня просто опустились руки.

Ну а дальше, как Вы думаете, 2 дня в месяц, это нормально?... встречи с детьми все реже и реже… связь с детьми ослабла настолько, что мне уже было все равно… вначале я ждал когда же им исполнится по 10 лет, чтобы через суд попытаться забрать их к себе. А сейчас я уже и этого не хочу, понимая что там у неё они уже будут настолько зазомбированы, что мне уже не нужен будет такой груз ответственности, все равно родные дети будут как чужие, воспитание они получат от неё, а перевоспитывать в таком возрасте уже очень трудно будет, если вообще возможно... Я от алиментов не бегаю, как некоторые, получаешь ты алименты, взяла значит ответственность на себя, флаг тебе в руки. Только не рассчитывай, что когда алименты кончатся, ты детей отправишь ко мне… в гости – пожалуйста, но постоянно они проживать будут по-прежнему с тобой. Короче, прошло почти 5 лет, как мы разбежались, я уже успокоился, и проанализировал сложившуюся ситуацию. В конце 2016 года я решил написать БЖ первое и последнее письмо, как я вижу сложившуюся ситуацию и несколько вариантов выхода из нее. Привожу текст письма полностью (далее выделено курсивом).

Светлана Валерьевна, это мое первое и последнее письмо к Вам. Вы можете его, конечно, не читая уничтожить, но, я думаю, Вам будет интересно узнать мои мысли по поводу сложившейся ситуации.

Вы, наверное думаете, почему это я детей почти не беру к себе на выходные? На то есть несколько причин. Во-первых, суд установил мне видеться с детьми 2 дня в месяц. Я считаю, это просто издевательство. Эти 2 дня, эта подачка, не нужна ни детям, ни мне. Этих 2 дней крайне мало для полноценного общения. В конце концов, чему я смогу детей научить за указанное время? А поскольку эти 2 дня – фигня полная, то и не надо вообще нисколько, только душу бередить. Во-вторых, проанализируйте пожалуйста собственные действия периода 2012 года. Когда связь моя с детьми была еще крепка, когда я приехал поговорить с Вашей мамой (в тот злополучный день 2 мая 2012 года), и состоялась встреча у подъезда Вашего дома, когда дети с плачем, с воем, кинулись ко мне, а вы вдвоем с мамой буквально силой вырвали у меня детей и потащили в подъезд. Когда я не мог 2 месяца увидеть детей вечерами после работы, приходя в детский садик, и получая ответ от воспитателей, что детей забрала либо мама, либо бабушка (Вы специально все делали для того, чтобы я не виделся с детьми, хотели сделать мне больно… да, делали больно, но я это пережил… взамен, Вы планомерно разрушали мою связь с детьми, сделали хуже только детям). Когда Вы приехали ко мне за вещами, без детей, и на мой вопрос, когда я увижу детей, получил ответ: «Ты их больше вообще никогда не увидишь!», признаюсь, тогда меня это просто взбесило (тогда еще я с ума сходил от того не могу общаться с детьми, связь с детьми была крепка) и я выставил Вас за порог, за что получил вызов в прокуратуру. Кстати, зная Вашу любовь писать жалобы в прокуратуру, я и старался не нарушать положенные мне 2 дня общения с детьми, хотя на суде было сказано, что по договоренности можно видеться и чаще, но попробуй с Вами договорись… чуть что не так – жалоба в прокуратуру…, так что лишний раз лучше с Вами не связываться. Т.е. чаще – нельзя, а 2 дня в месяц, издевательская подачка – нафиг не надо. Надеюсь, мысль понятна. Сейчас я спокойно отношусь к отсутствию детей (связь с детьми значительно ослабла, дети от меня отдалились… после суда я ведь подавал аппеляцию, где указывал на эту вопиющую несправедливость, эту подачку в 2 дня в месяц, но вышестоящий Кемеровский областной суд оставил решение Новокузнецкого районного суда в силе, и я понял, что бороться с системой бесполезно), связь с детьми ослабла настолько, что практически отсутствует полностью. Вот если сейчас мне дети скажут, что я им не нужен, что нет у них папы, я это переживу спокойно… только останется в душе некоторое сожаление, что я им не дал всего того, что мог дать, не научил всему тому, что знаю и умею сам… останется только навсегда попрощаться с детьми. Но, насколько я могу судить по тем редким встречам с детьми, я им все-таки нужен, иначе они бы не пытались так настойчиво до меня дозвониться, с одной только целью, договориться, чтобы я забрал их к себе на выходные.

А теперь, когда связь с детьми ослабла, когда больше они нуждаются во мне, чем я в них, всплывает материальный вопрос. Алименты Вы, Светлана Валерьевна, получаете в полном объеме, я никогда не скрывался (и не собираюсь этого делать) от алиментов. Я не знаю, тратятся ли все деньги от алиментов только на моих детей, или еще что-то перепадает вам с Гошей, Вы мне отчет по расходам не предоставляли ни разу. Поэтому, ситуация такая… хотят дети ко мне – да пожалуйста… только на то время, день или два, когда они будут у меня, пропорционально от суммы полученных с меня алиментов (например за месяц Вы получили 10000 рублей алиментов, делим эту сумму на количество дней в месяце, и умножаем на количество дней, когда дети будут у меня), прошу выделить средства на питание и развлечение детей. На нет – и суда нет… вначале Вы отдаляли от меня детей, теперь я сам стал отдаляться. Это что касается текущей ситуации. Если ничего не изменится, и так будет продолжаться до достижения детьми 18 летнего возраста. Но все может измениться через год.

Через год Пете исполнится 10 лет. А я обещал детям, что сейчас я не могу их забрать к себе, но когда им будет по 10 лет, у них будет выбор, с кем они хотят жить, и если выберут проживание со мной, и скажут об этом на суде, то так и будет. Захотят остаться с Вами, Светлана Валерьевна – что ж… сейчас я это переживу спокойно…, просто попрощаюсь с детьми и навсегда забуду. Если дети выберут жить со мной, и суд решит, что дети будут жить со мной, я обязуюсь всем их обеспечить, всему научить, дать достойное образование… в общем, как говориться, поставить на ноги. При этом я никоим образом не стану препятствовать Вашему общению, как это делали Вы по отношению ко мне. Если дети выберут жить со мной, а суд их оставит с Вами – мы возвращаемся к первому варианту, озвученному в предыдущем абзаце. Но есть еще третий вариант (при этом не нужно год ждать).

Сейчас, по прошествии 4 лет, когда связь с детьми ослабла, у меня не осталось причины ненавидеть Вас, т.е. у меня по отношению к Вам не осталось абсолютно никаких чувств, ни любви, ни ненависти, будто мы просто чужие люди…, но у нас есть общие дети, и поэтому, ради детей, ради того, чтобы дети видели рядом и маму и папу, я могу предложить следующий вариант. По крайней мере пока… может быть в будущем что-нибудь изменится… мало надежды, но может быть когда-нибудь отношения снова потеплеют. Итак… Моя квартира превращается в некое подобие коммунальной, со следующим разделением. Одна комната, детская – для Пети с Ваней, вторая комната – Вам с Гошей, ну а в третьей, самой большой буду жить я, там же у меня будет мастерская, и там же я буду учить детей что-нибудь мастерить, этим и объясняется, что я закрепил за собой самую большую комнату. Это, что касается жилплощади. Теперь встает финансовый вопрос. Я хочу и могу обеспечить всем необходимым своих детей, но я не собираюсь содержать еще и Вас с Гошей. Поэтому, я беру на себя все обязательства, по обеспечению своих детей всем необходимым (одежда, вещи, подготовка к школе, все платы в школе на доп. услуги, на школьные обеды, развлечения, культурно-образовательная программа и т.д.), при этом с меня должны быть сняты выплаты алиментов, а Вы со своих доходов обеспечиваете себя и Гошу. Тут еще возникает вопрос по поводу кухни. Так вот, говорю сразу, меня кормить не надо, я в состоянии сам себе купить и приготовить еду. Ваша задача накормить себя и детей (поскольку у родителей по закону равные права и обязанности, это и будет Вашим вкладом в детей). В конце концов, на мне еще и оплата коммунальных платежей. Так вот, если Вас этот вариант не устраивает, мы возвращаемся к предыдущим двум, и ждем либо 10-ти, либо 18-летнего возраста детей.

Больше мне добавить нечего. На этом позвольте откланяться, с уважением, Ваш бывший муж.

Месяц после этого была полная тишина, ни звонков ни от детей, ни от БЖ. Потом звонит БЖ, спрашивает, когда я детей буду забирать на выходные. Я ей напомнил о письме, она согласилась на эти условия, что я беру детей и получаю возврат части алиментов, пропорционально времени, пока дети со мной. И на выходные я брал детей и получал от нее конверт с суммой 300 рублей на день, т.е. 600 рублей на выходные на обоих. Алименты она получает примерно 11000 рублей, т.е. получается не совсем пропорционально, ну да Бог с ней. Эти деньги на детей же и шли. Так продолжалось несколько месяцев, пока на неё не напал очередной бзик. Пока дети на выходные были у меня, в разговоре с ними выяснилась некоторая деталь, оказывается, она уже несколько месяцев ходит на фитнес, я бы понял если ей нужно было бы фигуру поправить, но нет же, она худющая как спичка была, и после родов такой осталась, ну и зачем ходят туда еще, я примерно представляю. Пытается найти и захомутать какого-нибудь «оленя», ищет «нового папу» для детей. Ну да ладно, меня это не особо волнует. Очень часто, когда я забирал детей, и отвозил их обратно, ее не было дома. Вернемся к ее бзику. Как-то раз на выходные я не смог забрать детей, у меня были свои другие планы, тем самым видимо я сорвал ее очередную встречу с тем гипотетическим «оленем» из фитнеса. Звонит мне, разъяренная, типа всё, больше я тебе платить ничего не буду, хочешь – забирай детей, не хочешь – не забирай, только типа учти, что они про тебя скоро совсем забудут. А я уже и так мысленно попрощался с детьми, т.е. я это переживу легко, и я предложил ей варианты, которые изложил в письме, только потому, что я пока детям нужен, я не собираюсь их отталкивать от себя, но если она окончательно их от меня отрывает, мне уже фиолетово. Я ей говорю: «ты кому хуже делаешь, мне что-ли?... я уже это всё пережил, и изложил тебе в письме… ты детям хуже делаешь…». Дальше она изменила тактику, теперь сама мне не звонит, а старается действовать через детей. Они мне сами звонят и просятся на выходные в гости. Я их переадресовываю к ней, и к тем условиям, что были озвучены в письме.

Дети уже подросли, и запросы у них изменились, теперь им уже не нужны машинки и пистолетики, а подавай смартфоны и планшеты. В последние дни рождения я им подарил смартфоны обоим. Старший, Петя, которому уже 10 лет, уже 3 раза его (смартфон) разбивал, я забирал и чинил, благо, я это умею делать сам. Младший, Ванечка, бережнее к вещам относится. Тут он мне как-то звонит, и просит, чтобы я подарил ему планшет. А планшет лежит у меня без дела, они в него играют, когда приезжают на выходные ко мне в гости, а тут такой облом, ни выходных, ни планшета. Я говорю: «Ваня, мне не жалко планшет, только он там у вас долго не протянет, вы его разобьете, а починить я не смогу, потому что запчастей на него нет». Он меня уверяет, что будет бережно к нему относиться, а если даст брату поиграть, будет за ним следить, чтобы он его не разбил. Ладно, рискнул, отвез планшет Ване, только предупредил, разобьете – починить не смогу, новый покупать не буду… и если когда-нибудь приедете ко мне в гости, поиграть будет нечем. Тут на днях Ванечка звонит мне, плачет. Я говорю: «Вань, что случилось?... планшет разбили?...». Он мне, сквозь плач: «нет, планшет целый… Гоша меня обижает, забирает планшет…». Я опешил от такой наглости, говорю: «Ванечка, поставь на планшет пароль, чтобы никто, кроме тебя не мог им пользоваться». А сам решил позвонить БЖ, выяснить, почему обижают моего сына. Она на меня наехала, типа, вспомнил про сына, подожди, пройдет еще немного времени, и дети тебя совсем забудут. А я уже чувствую, что она Петю зазомбировала настолько, что он мне и не звонит, осталось ей еще справиться с Ваней, и победа будет за ней. Получается что это она настраивает детей против меня, а не я против нее, как она заявляла на суде. Она по-прежнему думает, что, манипулируя детьми, может причинить мне боль, но это уже не срабатывает, я изложил ей это в письме, и напомнил о тех условиях из письма. Она упорно хочет отправлять детей ко мне и получать полностью алименты, хочет создать прецедент, чтобы я хоть раз забрал детей, как дети говорят в телефонных разговорах, когда просятся ко мне, "бесплатно", как это было до письма, чтобы потом это дальше так и продолжалось, а я не хочу создавать такой прецедент, и напоминаю ей о письме и тех условиях, что я изложил в нем. Я ей говорю: «будете обижать Ваню, я приеду к вам с органами опёки прояснить ситуацию». Она мне: «Ваня уроки не делает, поэтому Гоша забрал планшет… и вообще, это я пойду в опёку с твоим письмом, покажу, как ты относишься к детям». Я слушаю, что она мне высказывает по телефону, и думаю… ну не делает Ваня уроки, сама забери планшет, убери в шкаф… почему какой-то Гоша его забирает и играет?... получается основная цель – не воспитание Вани, а случай попользоваться чужой вещью?... Вот так вот протекает эта вялотекущая «война» с БЖ…

Ну вот, всё, что изложено выше, относится к первой части названия моего повествования, теперь вторая часть, что в названии после слова или. Она будет совсем короткой, буквально в один абзац.

Почему я больше не верю ни одной женщине? Да потому что, когда я остался один, пытался с кем-нибудь познакомиться, сидел на сайтах знакомств, и везде натыкался на потребительское к себе отношение, всем нужны мои ресурсы, нужно найти очередного «оленя», чтобы пристроить своих деток от предыдущего «оленя». Одна в своей анкете написала кучу слов, общий смысл которых в том, что мужик, которого она ищет, всё ей должен. Когда я попытался с ней пообщаться и сказал что изначально никто никому ничего не должен, она мне ответила: «а на фига тогда он мне нужен?». Я ей ответил: «всё с тобой понятно, больше нам разговаривать не о чем…». Почти у всех 40-летних свои такие вот Гоши, как у моей БЖ, которым нужно захомутать очередного «оленя», что бы тянуть его ресурсы. На фига, скажите мне, я буду наступать на одни и те же грабли? Я уж лучше свои ресурсы буду тратить на своих детей, если они не совсем про меня забудут… а забудут – на себя, буду жить в свое удовольствие.

Картина дня

наверх