Свежие комментарии

  • Воробей
    Автор абсолютно прав относительно того, что в современном социуме сложился дисбаланс в пользу женщин. Но он явно не п...Желание женщины -...
  • Денис Л
    Такую теперь и шлюхой нельзя назвать, они называются независимыми и знающими себе цену. Только переименование нифига ...Почему современна...
  • Денис Л
    Чёта часто у тебя такие видения. Я уже начинаю волноваться за тебя.Настоящий мужчина...

Мужчины предпочитают прямо?

Зоя Атискова
·
Вспомнилось забавное.
Много лет назад была я барышней-курсисткой, хехе. Старшеклассницей тоись. И был у меня кавалер-студент. Гуляли-целовались, ага.
Иногда маман замечала его существование, звала за стол: мол, голодный, наверное, студенты всегда голодные, давайте, молодёжь, вот сковородка, вот еда, накладывайте, самообслуживание.
Не помню, что мы в тот конкретный раз ели, едва ли стейки под фуагрой, девяностые же. Предположу, что какой-то омлет. И деревенска моя орясина (из области пацан был), посуды с антипригарным покрытием в жизни не видамшая, по незнанию прямо на сковороде откроила свою порцию ножом. У матери аж лицо позеленело.
Но она ему ни слова не сказала! Ни единого. Пожелала приятного аппетита, поулыбалась, поддержала какой-то разговор.
А потом, после ухода гостя, устроила мне страшный скандал: ты, такая-сякая, твой сраный ухажёр, ещё знать бы, чем ты там с ним занимаешься, ненаглядную сковородочку, особенную, муж из Польши двадцать лет назад привёз, без масла жарить можно, а ты, а ты, а он, ножом, по сковородочке, воооот такая царапина, как ты могла, как он мог, не прощу.
Ты ему скажи! Только на мать не вали, от себя скажи, не смей ему говорить, что я ругалась! Сказала, чоуш.

Правду, конечно. Что мама ругалась и не надо так больше. Не поверил. Обиделся, шантажировал обещаниями спросить у мамы, правда ли ей было обидно за сковородку, она ведь всегда такая приветливая.
Позже я очень даже обнаруживала это в себе: не упрекать мужчину, не говорить ему прямо, мол, не делай так, Вася, эта вещь хрупкая или там с ней так нельзя, когда ты стучишь шваброй по мебели, то портятся цоколи, когда ты с адским воем тащишь стул по полу, портится линолеум и стул, когда ты перед тем, как сунуть носки в стирку, сворачиваешь в комочек, ты не думаешь, что потом я этот вонючий комочек руками буду расправлять, чтобы в машину переместить?
Надо было как-то извернуться, как-то намекнуть, какую-нибудь ерунду наплести. В духе "а вот у Машки Сидоровой мужик-то их-то столько лет тяжёлые стулья по полу волоком таскал, а потом орёт, дурашка, мол, откуда рытвины на ламинате".

Общение между супругами: что главное? | Блог Medical Note о здоровье и  цифровой медицине
И вот так подталкивать, будто он сам об этом подумал. И додумался. И принял волевое решение, что если он увидит, как я или ребёнок стулья волоком по полу со скрежетом – будем наказаны. И мужа Сидоровой в дом не звать!
Или там всё делать вид, что он хоть одну пару носков не свернул и благодарить, и кланяться: ой, как удобно, спасибо, о моём комфорте думаешь, любимый.
Но никогда прямо. Мол, не делай так. Или делай, пожалуйста, так.
А потом мы начали совместножительствовать с Бородаты и эта хуйня как-то кончилась. Можно было просто сказать "не делай так, пожалуйста, видишь, какая хуйня происходит" и становилось ок. Не прям ок-ок, но в целом ок.
Я тогда сдуру даже начала думать в духе "ну вот же, мужчины намёков не понимают, им надо прямо говорить всё словами через рот – не эти мои "что-то конфеток захотелось", а "сходи, Вася, в магазин номер семь, что в нашем доме, купи двести граммов конфет "Мишка в лесу" в таком-то отделе, если их не будет, то "Мишка на севере", а если и их не будет – ничего не покупай, возьми себе коньяку" и никаких проблем".
А чтобы чего-то не делал – тоже попроси. Вот прямо попроси и всё получится, сейчас получается же.
Ага, как же.
Когда мать просила отчима чего-то не делать, он обычно в ответ ёрничал или орал. Или совмещал. Что почти всегда переходило в одну из тех прекрасных безобразных сцен, которые на всю жизнь отучили меня ценить оперный жанр в быту.
Когда я прямо просила бывшего мужа чего-либо больше не делать, я всегда получала море агрессии. Всегда. Даже если я просила не причинять мне боли в постели. Не важно, что так я ничего не чувствую, а так – пытаюсь выгнуться в какую-нибудь позу, чтобы мне было поменьше больно. Важно то, что моя просьба, высказанная прямо – оскорбительна.
Она неуважительна. Это не просьба, а требование. Я хочу загнать под каблук. Я унижаю и не уважаю. А ещё лгу, придумываю и маюсь ерундой. Потому что ничего не ломается, не царапается, не пачкается и не больно. Он точно знает. А меня за оскорбление такое надо наказать.
Наорать, как минимум. Потребовать извинений. Долго дуться. Постоянно возвращаться к моему стрррррашному проступку. Надо рассказать о нём родне и друзьям. При мне, где-нибудь за столом. В контексте "бабы такие дуры". Привлечь кого-нибудь на свою сторону, чтобы он "из добрых побуждений" читал мне нудную мораль, поучал мужу не перечить, уступать, быть мудрее.
И приблизительно так же плюс-минус ведёт себя обозримое большинство мужчин. Прямая просьба что-то сделать или не делать от женщины – это не просьба. А оскорбительное требование. Если женщина хочет, чтобы мужчина выполнил её желание, пусть как-нибудь прогнётся, постарается, покрутится. Пусть сделает вид, что нет никакой просьбы, а он сам этого захотел. Проявит мудрость и уважение.
Тогда он, так и быть, сделает. А потом, конечно, скажет, что мужчины намёков не понимают. Прямо не могла сказать, чё те надо? Словами, блин, через рот? От дура-то, да не потому, что дура, а потому, что баба.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх